Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

56060

Group122

2254

Vector

254

Vector (1)

4796

Vector (2)

15

«Жест доброй воли не прокатит». Потеря россиянами Херсона обернется для режима Путина неизведанным периодом правления

Все более активная подготовка Украины к деоккупации Херсона ставит российский режим в очень неудобное положение, которое не перекрыть «жестом доброй воли».

Вполне вероятная и уже, наверное, прогнозируемая потеря россиянами Херсона обернется для российского руководства очень большими потерями. Начнется абсолютно неизведанный для него период в правлении, почему? Потому что Владимир Путин вообще никогда ничего по-крупному не проигрывал. Его режим всегда существовал, особенно в условиях высоких цен на нефть, в режиме от победы к победе. Если даже победы не было, то ее придумывали, но придумывать победу можно тогда, когда ты контролируешь информационное поле внутри страны. Когда ты выходишь за пределы страны, сталкиваешься с другими силами, которые тебе неподвластны, тут контролировать повестку становится сложновато. Соответственно, изгнание российской армии из Херсона очень сложно будет представить как победу.

Проигрывать войны или даже какие-то отдельные сражения Путин просто не умеет, он не знает как себя вести в такой ситуации. Вся его система просто не знает как быть, если что-то идет не по плану, если что-то сбивается и кто-то начинает их побеждать. Как объяснить, например, населению, что непобедимая, славная, могучая вторая армия мира потеряла свое единственное достижение в текущей войне, единственный областной центр, который им удалось захватить? Они же до сих пор говорят, что крейсер Москва сам по себе утонул. Почему так говорят? Потому что признать серьезное поражение от Украины абсолютно немыслимо, для этого режима это невозможно, он просто разрушится в тот же момент, если признает. Поэтому нет, сам утонул. Но Херсон не может взять и сам собой вернуться под юрисдикцию Украины, всем же россиянам уже объявили, объяснили, что там обычная российская власть, обожающая Владимира Путина, не может взять и перейти под контроль Владимира Зеленского.

Бегство российских войск со Змеиного было названо «жестом доброй воли», то с Херсоном такой номер не прокатит. Ну понятно, потеря крупнейшего достижения вообще за всю войну. В общем это намечающееся наступление украинской армии ставит перед Российской Федерацией и ее властью огромное количество супер неприятных вопросов, на которые у них абсолютно нет ответа. Они не знают, как действовать в ситуации, когда они начнут эту войну проигрывать, а они ее проигрывать начнут. И из-за этого у них сейчас родилась идея, которую они пытаются очень активно продвигать, но получается пока не слишком хорошо. Хотя есть шансы у них, надо это признать.

Какой ответ они нашли на эту складывающуюся ситуацию? Они оказались перед весьма высокой вероятностью потерять Херсон и таким образом оказаться в дураках, оказаться проигравшими во всей этой войне. Что они придумали? Владимир Путин и его люди уже где-то неделю усиленно просят и вообще распространяют идею о том, что срочно необходимо начать переговоры о перемирии. 8 июля Владимир Путин прямо так и сказал: срочно необходимо, причем сейчас сделать это будет легче, чем потом. Причем он настаивает на том, чтобы это произошло как можно скорее. Почему?

Российская армия больше объективно не может наступать, у нее, во-первых, полностью иссякли резервы, туда уже набирают всяких бомжей и уголовников. В общем, как говорится, не самые крутые воины идут сейчас воевать наемниками в российскую армию. Из-за весьма успешной работы HIMARS сходит на нет главное преимущество российских вооруженных сил — артиллерия. Потому что из-за уничтожения складов артиллерии сейчас становится нечем стрелять. Помимо этого идет планомерное уничтожение штабов российской армии и нефтебаз. Поэтому управлять российскими войсками становится некому, убивают офицеров и генералов, во-первых. А во-вторых, техника остается без топлива, когда горят все нефтебазы, естественно, отсутствует топливо.

Армия Российской Федерации постепенно, не сразу, надо признать, но потихоньку, понемногу остается без резервов, без штабов, без ПВО, без топлива, без артиллерии, снарядов для нее и без другой техники. Поэтому наступательный потенциал российской армии потихоньку вырезается, уничтожается, стачивается, как сейчас принято говорить. Не может она наступать и главная задача для российской армии сейчас, да уже не только сейчас, наверное, последний месяц, — это уже не столько захват Николаева, они об этом сейчас даже не думают. Им бы Херсон теперь удержать. Это и есть главная военная причина, по которой Владимир Путин просит перемирия. Если он перемирия не получит, то он в общем отдает себе отчет, что территория, подконтрольная ему, его войскам, начнет сжиматься, сокращаться. И это очень плохо для его рейтингов в числе прочего.

Сейчас он еще может продать россиянам захват «Новороссии» от Херсонской области до Харьковской. Это есть, это находится под их контролем, если перемирие будет объявлено, там появится какая-никакая линия разграничения, которую Россия признает и может сказать: вот, это я вам принес в зубах, мои волки. Но когда это все начнет сжиматься и сыпаться, разваливаться, то Путин будет выглядеть уже не как победитель, а как лузер, который не может удержать те земли, те территории, за которые его армия пролила огромное количество крови. Там же десятки тысяч жертв. Это военная и политическая история, из-за которой Путину нужно перемирие, во-первых, для предотвращения поражения армии, во-вторых, для того, чтобы представить себя победителем в глазах российского населения.

Есть еще экономические соображения: перемирие даст надежду, хотя бы надежду, на снятие некоторых экономических санкций. Сейчас экономическая ситуация в России очень быстро развивается в направлении самой настоящей катастрофы: нет внешней торговли, из-за этого нет комплектующих для заводов и фабрик, эти заводы и фабрики останавливаются, людей выкидывают на улицу, отправляют в неоплачиваемые отпуска. Начинаются социальные проблемы. К осени эти проблемы встанут в полный рост, уже в сентябре, и начнутся политические неприятности очень серьезного характера. Вся экономика, вся социальная сфера из-за этих западных санкций сейчас летит коту под хвост. Высокий курс рубля, низкий курс рубля, — и то, и то плохо, потому что нынешняя уродливая экономическая система, которая была создана после фактически выпиливания России из общемирового экономического контекста, может жить только очень недолгий период времени. Потом она начинает по естественным причинам подыхать, потому что у нее нет половины органов, которые необходимы для нормально функционирующей экономической системы.

Даже Путин недавно заявил, что антироссийские санкции, как он выразился, — это огромный вызов для страны, что Россию ждут колоссальные трудности и решение этих трудностей — это крайне тяжелая задача. Он еще сказал, что в современном мире невозможно построить огромный забор и посадить за этот забор целую страну. Но тут с ним можно поспорить, потому что смотрите, забор есть, он уже реально функционирует вокруг Российской Федерации. Может быть, он еще не до конца построен, там еще есть дырки, через которые какие-то мелкие товарищи пролезают, но забор-то уже функционирует. Но он понимает при этом, что ситуация отчаянная. Иначе бы он не говорил такие слова как крайне тяжелая задача, колоссальные трудности и огромный вызов для страны.

Путину нужно, чтобы хотя бы те компании, которые сами ушли, без санкций, вернулись. На чем строится расчет? На том, что эти компании скажут: ага, смотрите-ка, перемирие — плохой мир, как известно, лучше доброй войны, поэтому новости шикарные, замечательные, мы надеемся, что это перемирие надолго и давайте-ка мы вернемся в Россию, продолжим строить с ней бизнес. Будут ли такие компании? 100% будут, потому что все-таки задача компаний — не следить за суверенитетом других стран и не отстаивать права человека, а первая и основная задача компаний — зарабатывать деньги. И вот если у них появится возможность зарабатывать деньги в России, они обязательно ею воспользуются.

Итак, с военной, политической, экономической точки зрения, Владимиру Путину сейчас остро необходимо перемирие с Украиной. Об этом сейчас дружно начали выть все российские дипломаты. Мария Захарова, например, наехала на министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебу, который совершенно справедливо заявил, что переговоры с Россией будут возможны только тогда, когда она проиграет, потерпит поражение на поле боя, иначе все это опять превратится в шантаж. Если дать Путину передышку, он накопит силы и обязательно пойдет на новое, еще более кровавое наступление, этого обязательно нужно избежать, не давать ему такой возможности.

Никакого перемирия ни в коем случае сейчас быть не должно, однако надо понимать, что Путин сейчас будет не просто просить о перемирии, он уже начинает усиленные ракетные обстрелы гражданской инфраструктуры, жилых кварталов и т. д. Мы это видели в Виннице, Кременчуге, Николаеве, Одессе, много где еще. Бьют сейчас прицельно по мирным людям, чтобы поселить в обществе страх, недоверие к власти, отчаяние и желание остановить войну или хотя бы приостановить войну любой ценой. Надо быть готовыми к тому, что Россия, к сожалению, будет использовать эти террористические методы в ближайшее время на всю катушку. Почему? Потому что им очень нужно это перемирие, они очень хотят его добиться и будут из-за этого зверствовать со страшной силой.

Помните, Путину сейчас нужно перемирие не от хорошей жизни. Если бы у него все было хорошо, замечательно, если бы его войска стремительно наступали, шли вперед, то он бы никакого перемирия не просил, зачем ему тогда перемирие? А он просит, значит все не так хорошо у него идет. В ближайшие пару месяцев, кстати, он будет давить не только на Украину, но и на Запад, потому что там тоже есть на кого надавить и нельзя поддаваться. Очень важно, чтобы Запад не дрогнул, потому что от Запада идет очень большое количество помощи Украине, как финансовой, так и моральной, и экономической, и военной, конечно, тоже, нельзя забывать. Запад не дрогнет, потому что поддержка Украины там очень высока. Но расслабляться нельзя, поскольку на Западе тоже много людей, которым все надоело, которые хотят любого перемирия, чтобы снизились цены, упала инфляция, начался нормальный человеческий экономический рост, чтобы зимой не было риска замерзнуть без российского газа и т. д. Особенно много таких людей в Германии, которая, к сожалению, в последние десятилетия стала почти полностью зависимой от поставок российского ископаемого топлива, того же газа, нефти.

И именно по немцам сейчас Путин, похоже, собрался бить в этом смысле. На прошлой неделе Газпром начал рассылать своим покупателям в Европе так называемые предупреждения о форс-мажоре. Что имеется в виду? В этом письме сказано, что из-за западных санкций, на которые Газпром не может никак повлиять, это не его вина, Газпром не может выполнять свои обязательства по поставкам газа. Имеется в виду, что все покупатели скорее всего полностью перестанут получать газ из Российской Федерации уже в самом ближайшем будущем, вентиль будет закрыт буквально прямо на 100%, полностью перекроют.

Помните, историю с немецкой турбиной, которая работала в России на Северном потоке-1, а потом ее отправили в Канаду на завод Siemens на обслуживание, потом начались санкции и Россия потребовала вернуть турбину, а Канада сказала не можем вернуть, потому что у нас санкции. И Германия тогда начала выкручивать руки Канаде, требовать от нее вернуть эту турбину, потому что Германия была уверена, что после возвращения турбины Россия возобновит поставки газа. Присутствует уверенность, что даже после возвращения этой турбины в Ленинградскую область, где она находится, даже тогда Россия не возобновит поставки газа. И немцы вообще абсолютно зря нарушили свои же собственные законы, свои же собственные санкции, более того, вынудили Канаду нарушить санкции ради того, чтобы Владимир Путин получил эту турбину. Более того, Путину сейчас еще нужна бумага, в которой написано, что мы возвращаем вам турбину, поскольку санкции оказались полной фигней и Запад не готов свои собственные санкции соблюдать.

Путин не оценит немецкой настойчивости в этом турбинном деле. С этим форс-мажором получается вот что: немцы в лепешку просто расшиблись, чтобы вернуть эту турбину из Канады, а Путин над ними посмеялся и сказал: какие же вы жалкие, слабые, трусливые ничтожества. Газа вы от меня все равно не получите, вот так. Если Путин так сильно унизит немцев, возможно, будет им наконец-то наука, что нельзя заключать с Путиным вообще никаких договоренностей, все равно он кинет. Может быть с этого раза они хотя бы поймут, что ситуация именно такая. Но перемирие, как вы понимаете, для Путина остается главным. Сейчас Путин будет адски давить на Германию, требуя от нее сказать: ладно, так и быть, турбину вы нам вернули — хорошо, но все-таки газ пойдет только тогда, когда мы заключим перемирие с Украиной. И сейчас Германия начнет сильно давить на Украину. Возможно это мнение ошибочное. Потому что немцы очень боятся остаться без газа, правительство Олафа Шольца находится в близком к паническому состоянии, поэтому все может быть в этом смысле. Миру к этому надо быть готовыми и ни в коем случае не соглашаться ни на какое перемирие.

Поделиться:

Наши партнёры