Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

59080

Group122

2338

Vector

264

Vector (1)

4932

Vector (2)

15

Три сценария завершения войны. К какому из них ведет политика Германии?

Запад имеет в разы большие экономические резервы и военный потенциал, чем режим Путина. Недостает только политической воли, чтобы положить конец российскому неоимпериализму

Война России против Украины длится уже 21 неделю. То, что поначалу вызывало ужас, теперь становится привычным: бомбардировка жилых кварталов и нападения на больницы, целенаправленное разрушение жизненно важной инфраструктуры, блокада черноморских портов Украины, массовые казни и изнасилования на захваченных Россией территориях, депортация более двух миллионов украинцев, потери украинской армии под градом огня русской артиллерии, ракет и танков.

На ужасные новости из Украины накладываются другие, внутренние заботы — инфляция, стремительный рост цен на энергоносители и угроза рецессии. Перспектива сокращения Кремлем поставки газа до нуля побуждает федеральное правительство Германии просить Канаду сделать исключение из экспортных санкций против России и согласиться на поставку турбины для газопровода Северный поток — 1. В принципе, Германия выступает за санкции против военной экономики России, но, к сожалению, одновременно с этим она слепо попала в зависимость от российского ископаемого топлива. С начала войны ЕС импортировал российскую нефть и газ на сумму почти в сто миллиардов евро. Своя рубашка ближе к телу.

В комитете иностранных дел Бундестага Германии канцлер Шольц отвергает требование о поставках танков «Мардер» для Украины с замечанием: «Это привело бы к ужасающей эскалации». Министр обороны Ламбрехт по просьбе партии социальных демократов передать Украине 200 из 825 бронетранспортеров «Фукс» отвечает категоричным: «Мы не позволим разграбить Бундесвер». Большего холода и отстранения от Украины нельзя ожидать. Хотелось бы знать, какой сценарий неизбежной угрозы предполагает министр, не соглашающаяся на поддержку Украины за счет запасов Бундесвера? Является ли нападение на страны Балтии или Польшу неизбежным? А может, наоборот: каждый подбитый танк, каждая уничтоженная ракетная установка, каждая разбитая рота российской армии повышают нашу безопасность? Если мы хотим не допустить столкновения России с НАТО, мы должны сделать все возможное, чтобы Путин потерпел поражение в Украине.

Российские стратеги конфронтации рассчитывают на культуру избегания конфликтов, недальновидность и безразличие Запада. Они убеждены, что находятся в выигрыше, хотя Европа и США значительно превосходят их в экономическом плане, а также обладают большим военным потенциалом. Путин считает Европу — прежде всего Германию — избалованной комфортом и робкой. Зачем идти на жертвы ради Украины или рисковать войной с Россией? Может быть, он прав.

Умиротворение не остановит Путина

Голоса, требующие от Украины прекратить стоять на пути к завершению войны и дать Путину то, что он хочет, становятся все громче. Клаузевиц [прусский генерал и военный теоретик 18−19 вв.] сформулировал эту неспособность различать между преступником и жертвой иронически, что, словно, в конце концов в войне виноват тот, кто защищается, ведь стоит на пути агрессора: агрессор хотел бы захватить мирно. Пацифисты, фактически выступающие за принятие порабощения, говорят об этом вполне серьезно. Они согласны с Лавровым о том, что Запад неоправданно затягивает войну своим снабжением оружия. По их мнению, Украина ни в коем случае не имеет шансов остановить продвижение России. Это не только проявление пренебрежения решительностью украинцев бороться за свою независимость и свободу. Призыв к компромиссу с Путиным также свидетельствует о непонимании характера российской военной стратегии.

Ведь Россия ведет войну на уничтожение против Украины как государства. Любой, кто не приветствует радостно русских «освободителей», является «фашистом» и становится жертвой насилия завоевателя. Сдача Юга и Востока России принесет не мир, а волну ликвидации, арестов и депортаций. Буча и Мариуполь научили украинцев, что с Россией нельзя договориться. И почему Путин должен быть доволен еще одним большим куском территории Украины? Аннексия Крыма и де-факто аннексия марионеточных республик на Донбассе лишь усугубили его аппетит. Пора наконец признать, что его интересует вся Украина — и не только Украина.

Путин находится в модусе реваншизма. Он хочет собрать утраченные провинции Российской империи, восстановить господство над Центральной и Восточной Европой и контролировать Черное море. Если Западу не хватит сил остановить его в Украине, то следующее наступление — это только вопрос времени. Кремль достаточно ясно дал понять, что для него завершение войны возможно только в том случае, если Украина примет российские требования. Такой «мир, достигнутый путем переговоров» будет не только похоронами третьего сорта для любого европейского порядка, основанного на ценностях.

Уступчивость по отношению к агрессору не принесет длительного мира. Если Путин уйдет с поля сражения даже с частичной победой, мы станем свидетелями длительного периода военной угрозы и нестабильности на восточном фланге Европы. И последнее, но не менее важное: переговоры с Россией приведут к значительному расколу в ЕС и НАТО. Уже сегодня союзные с Украиной страны в Центральной и Восточной Европе смотрят на Германию с усиливающимся раздражением. По их мнению, нерешительная политика Берлина является продолжением особого отношения Германии к России.

Вопрос о мотивах и целях политики Германии не возникает на пустом месте. До сих пор канцлер намеренно оставлял ответ неопределенным. Его постоянно повторяющаяся формула «Россия не должна выиграть эту войну, Украина не должна ее проиграть» оставляет открытым вопрос, на какой результат конфликта он ориентируется. Утверждение, что «Украина должна выстоять», также оставляет открытым вопрос о ее будущих границах.

Олаф Шольц любит оправдывать эту стратегическую двусмысленность тем, что оно не хочет решать судьбу украинского правительства: хочет ли оно идти на уступки, и если да, то на какие, что это должно быть суверенным решением Украины. Украине хватает готовности воевать. Недостает только «тяжелого оружия» — дальнобойной артиллерии, ракетных установок, систем ПВО, бронетехники — чтобы сломать российское военное преимущество. Это не безнадежное начинание. Россия понесла огромные человеческие и материальные потери. Запасы Кремля велики, но не безграничны, тем более что производство поставок буксует из-за западных технологических санкций.

Три сценария

После провала блицкрига в первые недели войны российское руководство теперь полагается на классическую материальную битву, в которой решающими являются преимущества в вооружении и боеприпасах. В этой ситуации есть три возможных сценария завершения войны:

— Украина постепенно истекает кровью и должна подчиниться российскому диктаторскому миру, что означает конец ее суверенитета.

— Запад поддерживает Украину настолько, что может ценой больших затрат замедлить продвижение России, пока война, в конце концов, не остановится и не превратится в шаткое перемирие. Где будет проходить новая демаркационная линия, остается открытым — можно ли отстоять Харьков и Одессу или они станут частью оккупированной Россией зоны в будущем?

— Европа и США позволяют Украине остановить российское наступление и самой перейти в контрнаступление, чтобы отбросить нападающих по крайней мере до границ 24 февраля, а возможно, и дальше на Донбасс. Для этого недостаточно помочь Украине горсткой артиллерийских систем здесь и там. Если мы хотим, чтобы она выиграла эту войну, ей необходимы большие, быстрые и непрерывные поставки оружия. Старые советские системы вооружения должны быть последовательно заменены современной западной техникой, включая боевые танки. Это требует скорейшего обучения украинских солдат владению этим оружием. В краткосрочной перспективе снабжение должно осуществляться из существующих запасов, в то же время необходимо наращивать производство вооружений в Европе.

Если посмотреть на политику правительства Германии на сегодняшний день, точнее, канцлера и его министра обороны, то она отвечает второму сценарию: Украина не должна проиграть, но и не выиграть, Путин не должен торжествовать, но и не проиграть.

Если исключить предположение о том, что Берлин в конце концов нацелен на торг с Москвой, остаются два объяснения. Первое — экономическое: Шольц не хочет слишком конфронтировать с Путиным, опасаясь, что в ответ последний может полностью прекратить поставки газа. Другое объяснение дает сам канцлер, когда неоднократно подчеркивает свою обеспокоенность относительно возможной эскалации войны и упорно повторяет, что Германия не должна стать стороной в этой войне. За этим стоит страх, что Путин начнет свирепствовать, если столкнется с военным поражением в Украине.

Любопытно, что этот страх особенно ярко выражен в Германии. Он не играет значимой роли в Польше, странах Балтии и Скандинавии, находящихся на линии фронта с Россией. В Германии урок проигранной Второй мировой войны таков: никогда больше не воевать и точно не с Россией. Соседние с Россией страны извлекли из этой катастрофы совсем другой урок: никогда больше не должно быть умиротворения. Они лучше знают, с какой Россией имеем дело и что стоит на кону в Украине. И они лучшие политики-реалисты, когда настаивают на том, что Россию необходимо остановить в Украине, чтобы предотвратить еще большую катастрофу.

Запад имеет в разы большие экономические резервы и военный потенциал, чем режим Путина. Недостает только политической воли, чтобы положить конец российскому неоимпериализму. Бундестаг подавляющим большинством голосов высказался за поставку тяжелого вооружения Украине без ограничений. Федеральное правительство должно исполнять это решение. В противном случае снова придется отвечать на вопрос, почему мы не сделали больше, чтобы остановить войну на уничтожение.

Поделиться: