Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

56060

Group122

2254

Vector

254

Vector (1)

4796

Vector (2)

15

Трезвый прогноз для России. С чем опоздал Путин

В начале сентября 2022 года Владимир Путин заявил о своем намерении наказать Европу за сопротивление российской атаке на мировой порядок.

И за то, что Европа сейчас еще сильнее и громче, чем прежде, поддерживает Украину. Выступая на Восточном экономическом форуме-2022 во Владивостоке Путин заявил: «Уверен, что с 24 февраля РФ ничего не потеряла, но главное приобретение — это укрепление суверенитета России… происходит определенная поляризация и в мире, и внутри страны. Но я считаю, что это пойдет только на пользу». Он охарактеризовал предложение о введении верхнего предела цен на нефть и газ, экспортируемые из России, как «абсолютно тупое» и пригрозил «ни газ не будем поставлять, ни нефть, ни уголь, ни топочный мазут. Пусть одумаются».

Презрение Путина к европейцам, которые, по его мнению, «не в том положении находятся сегодня, чтобы диктовать нам свою волю», подкрепляется презумпцией их паники по поводу углубляющихся экономических трудностей. Возможно, суровая зима действительно надвигается на Европу, но Путин отдал приказ о закрытии газопровода Северный поток — 1 слишком рано, предоставляя ЕС достаточно времени для того, чтобы предпринять чрезвычайные меры. Московские эксперты утверждают, что экономическое процветание в ключевых странах ЕС не может быть устойчивым без крупных энергетических связей с Россией. Эта попытка выдать желаемое за действительное опровергается тщательными усилиями ЕС, направленными на то, чтобы немедленно отреагировать на российский энергетический шантаж в рамках стратегии полного устранения зависимости от этого неприемлемого поставщика.

В конечном счете, Газпром больше всего пострадал от решения Путина довести энергетическое давление на ЕС до максимума, поскольку энергетическая компания может только сжигать избыточный газ на огромных факелах, ну а зимой ей придется закрыть многие производственные объекты, фактически уничтожая ключевые активы. Кремль может фантазировать о перенаправлении газовых потоков с ямальских месторождений в Китай, но потребуются годы, чтобы проложить необходимые трубопроводы, и Пекин не проявляет интереса к финансированию этих проектов (это признают даже московские эксперты).

Экономический спад в Китае фактически подорвал энергетические амбиции Путина, так как базовая цена на российскую смесь нефти марки Urals упала до $65 за баррель, несмотря на сокращение ОПЕК квот на добычу.

Эта динамика цен на нефть сокращает российские доходы более эффективно, чем любые запланированные ценовые потолки, и российский премьер-министр Михаил Мишустин предупредил о трудностях с балансированием государственного бюджета на ближайшие три года. Этот трезвый прогноз означает, что решительное применение Путиным «энергетического оружия» было слишком запоздалым, и на фоне стабилизации мировых фундаментальных показателей этот шаг выглядит отчаянным, а не расчетливым.

Европа — единственный уязвимый рынок в этой несбалансированной глобальной картине, но континентальные лидеры в течение нескольких месяцев работали над подготовкой совместного плана действий по предсказуемому прекращению российского экспорта энергоносителей. Разногласия по этому вопросу всегда были заметны, но приверженность к единству сохранялась и расширялась в вопросах энергетики и безопасности. Это и было продемонстрировано 8 сентября в Рамштайне на встрече высокопоставленных представителей западных оборонных ведомств под председательством министра обороны США Ллойда Остина.

Угрозы Путина несколькими месяцами ранее могли бы хоть как-то повлиять на ситуацию, но сейчас западные политики разрабатывают средне- и долгосрочные программы поддержки Украины, независимо от того, что Россия точит газовый топор.

Непонятно, в какой степени Путин осознает, какое значение имеет эта постоянно расширяющаяся поддержка на поле боя. На Дальнем Востоке он провел встречу с министром обороны России Сергеем Шойгу и начальником Генштаба Валерием Герасимовым, а также присутствовал на финальном показе стратегических учений Восток-2022, но ни тому, ни другому в инфополе РФ не уделили внимание.

Между тем тактический успех, достигнутый за несколько дней украинскими силами в Харьковской области со взятием Балаклеи, стал серьезным поражением и еще через два дня — катастрофой для российских сил, сконцентрированных вокруг Изюма с целью продолжения наступления на Славянск.

До полудня 10 сентября министерство обороны России не предоставило никакой информации о хаотичном отступлении своих войск, а вместо этого подробно остановилось на провале украинского наступления в Херсонской области. В результате главные СМИ РФ зависли на истории о прибытии российского подкрепления в Купянск, который фактически был потерян из-за невероятно быстро двигавшихся украинских войск. Эта цензура, однако, не смогла заставить замолчать не столь уж маленькую банду «патриотичных» блогеров, которые распространяют в социальных сетях панику по поводу надвигающейся катастрофы.

Неясно, есть ли у Путина более достоверная информация об этом шокирующем поражении, чем сжатый отчет Минобороны о «передислокации» балаклейско-изюмской группировки на Донбасс. Ибо 10 сентября российский диктатор посетил торжества по поводу дня Москвы, открыл там гигантское колесо обозрения и вкратце упомянул о задаче восстановления Донбасса к предстоящей зиме. Украинский прорыв выявил острую потребность Москвы в создании боеспособных резервов, а не разрозненных региональных батальонов. Но настоящая мобилизация остается слишком недостижимой задачей для Путина, который пытается поддерживать видимость нормальности (под этим охотно подписываются москвичи) и жесткий контроль над «специальной военной операцией», которая спустя 200 дней оказалась уже в тупике.

Украинское наступление вскоре может достичь своего предела, ведь прежде чем ударить по другим слабым местам в разваливающейся обороне России, потребуется перегруппировка. Тем не менее, оно уже доказало, что энергетический шантаж Путина был развязан слишком поздно. Европа нашла путь к смягчению или даже предотвращению надвигающейся суровой экономической зимы.

И в самом деле, следующий украинский успех, возможно, в Херсонской области, мог бы заставить Москву искать выход из заведомо проигрышной войны, и возобновление экспорта газа в Германию может рассматриваться Кремлем как убедительная демонстрация вновь обретенной готовности к компромиссам.

Расширение поддержки Украины должно сейчас оцениваться в ЕС как более эффективный и гораздо более дешевый политический вариант, чем ограничения на использование электроэнергии и субсидии для пострадавших предприятий. Энергетическая безопасность фактически может быть усилена военными средствами — если применять ее в Украине решительно и компетентно.

Поделиться:

Наши партнёры