Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

56700

Group122

2275

Vector

259

Vector (1)

4832

Vector (2)

15

Путин теряет контроль. Что происходит в окружении президента России

Путин умел держать нас всех в тумане. Но теперь он сам кажется потерянным в тумане войны

Мне со стороны кажется, что власть Путина ослабевает. Мы теперь регулярно слышим от людей помимо Путина (например, от бывшего премьер-министра и президента Дмитрия Медведева) о значении войны, о катастрофических последствиях, которые ждут Украину и Запад, и так далее. Это выглядит интересно, потому что кажется признаком того, что Путин теряет контроль.

Обычно освещение таких заявлений в новостях сосредоточено на их содержании. Когда Медведев говорит нам, что война — это вина Польши, или что Украина — это еврейский заговор, или что то или иное действие приведет к ужасным последствиям, мы обращаем на это внимание. Он играет на новостях, основанных на страхе. Но более глубокая история заключается в том, что он и другие люди, помимо Путина, теперь чувствуют себя уполномоченными делать такие яркие заявления. До войны этого было меньше.

Агрессивная пропаганда служит нескольким целям.

На первый взгляд, это показывает (или, скорее, кажется, что показывает) лояльность к Путину. В то время, когда Россия проигрывает войну, лучшая надежда для Кремля состоит в том, чтобы убедить Запад, что Россию никоим образом не остановить, хотя это и не так. Даже в этой войне России пришлось отступить со значительной части украинской территории. Ее силы на юге сейчас в незавидном положении. История России, как и история Америки, полна поражений в войнах.

В то же время агрессивная пропаганда — это риторическая подготовка к борьбе за власть после падения Путина.

Если Россия проиграет войну, люди, говорящие сейчас радикальные вещи, обезопасят себя. Со своей стороны, мы склонны рассматривать резкие заявления как свидетельство того, что важные россияне (Дмитрий Медведев, а также министр иностранных дел Сергей Лавров) понимают, что Россия может проигрывать войны, и в данный момент она проигрывает эту войну.

Мы не уверены, что Медведев, которого многие годы считали либеральной альтернативой Путину, верит антиукраинским, антисемитским, антипольским и антизападным ненавистническим высказываниям, которые он публикует в своем Telegram-канале. Он создает профайл, который может быть полезен после ухода Путина (точно так же, как его профайл технократа когда-то был полезен Путину). Похожее ощущение оставляет и бахвальство Лаврова. Он не хочет оставаться в стороне от хора, восславляющего злодеяния, и при этом он даже не старается, чтобы его высказывания звучали здраво. Его недавнее заявление о том, что Россия должна аннексировать любую территорию, с которой любое оружие может достичь России, подразумевает, что Россия должна продолжать расширяться, пока не станет контролировать всю поверхность земли.

Еще одним интересным примером является Рамзан Кадыров, управляющий Чечней как своей личной сатрапией с тех пор, как помог Путину выиграть Вторую чеченскую войну. Кадыров командует своего рода личной вооруженной охраной, которая появляется вместе с российской армией в ее зарубежных войнах.

В Украине Кадыров говорил о необходимости взять Киев, а затем, похоже, не решался рисковать своими людьми ради менее престижных целей, доступных в данный момент для российского наступления. Согласно российской статистике, чеченские потери — одни из самых низких среди всех регионов. Это кажется странным, учитывая присутствие в Украине именно чеченских сил. Однако с точки зрения собственных интересов Кадырова это может иметь смысл. Его люди должны присутствовать в Украине, потому что пока он должен выглядеть лояльным. Но для него важнее, чтобы они были доступны для будущей борьбы за власть в постпутинской России.

Кажется, что его мысли сейчас о будущем. Теперь Кадыров предлагает России разместить системы ПВО в Чечне. Его оправдание заключается в том, что Украина может напасть на Чечню, что совершенно неправдоподобно. Он также объявил, что новый батальон, сформированный в Чечне для ведения боевых действий в Украине, вместо этого останется в Чечне. Это больше похоже на то, что он готовится к постпутинской России, в которой Чечня будет требовать независимости.

Еще одним признаком слабости Путина является сама армия. Спор о том, выигрывает Россия или проигрывает, можно вести с военной точки зрения. Но сама армия является источником политической силы Путина. Заявление о ее вечной непобедимости — неотъемлемый элемент путинской пропаганды.

Русские могут думать, что Россия выигрывает войну. Но там, в реальном мире, на территории Украины, российская армия несет потери в технике и в офицерах, что угрожает ее целостности как институту, не говоря уже о ее способности выполнять многие другие задачи за пределами Украины.

Санкции усугубляют ситуацию. Армия мирового класса — это не та, что «охотится» в Тегеране за беспилотниками, созданными на основе западных технологий. Но именно в такой ситуации находится сейчас Россия. Путин может пережить, что его армия не очень сильна. Но в определенный момент «быть несильным» превращается в «выглядеть несильным». А власть Путина основана на имидже. Решив вести настоящую войну, он стал иллюзорным заложником реальности.

Российская армия также несет ужасные человеческие потери, что наводит на мысль об ещё одном признаке слабости Путина. Российское государство не предназначено для войны такого рода. Снаружи оно выглядит фашистским, но ему не хватает фашистской способности к тотальной войне. Его повседневная власть проистекает из демобилизации населения, а не из его мобилизации. Старая коммунистическая шутка гласила: «Мы делаем вид, что работаем, а вы делаете вид, что платите нам». Сегодня в России реальность выглядит примерно так: «вы делаете вид, что выигрываете войну, а мы делаем вид, что демонстрируем энтузиазм».

Путин, похоже, опасается, что всеобщая мобилизация сведет на нет его популярность и свергнет его режим. Таким образом, драматическая риторика на российском телевидении и в Telegram-каналах российских лидеров является скорее заменой, чем свидетельством общенационального консенсуса по поводу войны. Пока все говорят националистические вещи, некоторое равновесие сохраняется. Но это равносильно тому, что все блефуют друг с другом.

Равновесие, которое удерживает Путина у власти, — господство над соперниками, пассивная (мягкая) поддержка населения, неприкосновенность армии — подвергается сомнению реалиями непредсказуемой и дорогостоящей войны. Путин умел держать нас всех в тумане. Но теперь он сам кажется потерянным в тумане войны.

Что именно происходит внутри Кремля, сказать не может никто. Но общее затруднительное положение кажется очевидным. Ловушка, расставленная Путину (вольно или невольно, сознательно или бессознательно) соперниками, общественностью и армией, выглядит так: мы все соглашаемся с вами, что мы выигрываем войну — и нам всем будет некого винить кроме вас, если Россия ее проиграет. Все это довольно расплывчато, недосказанно, затуманено эмоциями, табу и страхом. Но это общая картина. И самую главную ловушку Путину подготовил он сам.

Никто не может сказать, каким образом власть в России будет переходить из рук в руки или каким будет следующий этап путинского правления. Мы не думаем, что ослабление власти Путина должно привести к драматическим сценариям переворота, которые люди представляли себе в начале войны (хотя они возможны, если Путин позволит войне продолжаться слишком долго). Мы также не ожидаем, что наступит момент, когда Путин решит, что что-то радикальное на поле боя спасет его, что на самом деле неправда. Это также означало бы открытое признание поражения, которого он должен избегать. Вместо этого мы ожидаем чего-то гораздо более банального: что голос Путина будет иметь все меньше и меньше значения по мере того, как война продолжается, и что в какой-то момент ему придется решить, стоит ли добиваться достижения этих целей, рискуя своим положением.

Война — это политика, просто осуществляемая иными средствами. Путин сам выбрал эту войну и ее зверства. Чтобы она закончилась, Путин должен почувствовать, как меняется политика вокруг него. И поэтому чтобы война закончилась, Украина должна победить. Для Запада это означает терпение и твердость, а также стабильные поставки необходимого Украине оружия.

Поделиться:

Наши партнёры