Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

59080

Group122

2338

Vector

264

Vector (1)

4932

Vector (2)

15

Путин и его силы. Что меняется для армии России — три главных аспекта

ВСУ не повторяют российскую тактику, а пытаются использовать точность дальнобойной артиллерии, поставляемой западными странами. Они сосредоточились на линиях снабжения, базах и командных пунктах, совершая неожиданные вылазки, используя партизанскую тактику в городе против оккупационных сил, оставляя российские войска в неведении относительно того, откуда будет следующая атака.

Это ставит высшее командование России перед неудобным выбором. Нужно будет пересмотреть свою долгосрочную стратегию, как сохранить свои силы для борьбы с будущими угрозами. Россия не сможет позволить себе отступать дюйм за дюймом к границе, неся потери на всем пути. Вот на этом и подробнее остановимся.

В конце прошлой недели Минобороны России заявило, что после недавних достижений по захвату Луганской области, его силам необходима пауза, чтобы «пополнить свои боевые возможности», прежде чем перейти к следующему этапу войны. Путин воспользовался случаем для артикуляции оптимизма, подчеркивая, что оснований для беспокойства нет. «Все должны знать. Что мы-то, по большому счету, всерьез пока еще ничего и не начинали», — сказал он на встрече с лидерами фракций Госдумы. «Сегодня мы слышим, что нас хотят победить на поле боя. Пусть попробуют», — ехидничал президент РФ.

Это бахвальство может быть направлено на то, чтобы удержать страны НАТО от еще большего участия, а также успокоить свое население. После заявления Путина Министерство обороны Великобритании отметило, что в феврале 2022 года «первые эшелонированные штурмовые части были оснащены боевыми машинами пехоты БМП-2 с толщиной брони до 33 мм, с установленной мощной 30-мм автоматической пушкой и противотанковой ракетной установкой», сейчас же многие из поступающих подкреплений — это «неслаженные группы, у которых устаревшие или неподходящие орудия».

Утверждения о том, что российские войска «еще ничего всерьез и не начинали» наверняка огорошило генералов, потерявших треть своего боевого состава, а возможно, и больше. Им потребовалось более двух месяцев, чтобы захватить последние 10% Луганской области, в то время как половину Донецкой еще предстоит завоевать, чтобы выполнить поставленные Путиным минимальные задачи.

Вопреки бахвальству Путина, российские вооруженные силы, возможно, приближаются к кризисному переломному моменту, поскольку им грозят не только все более сложные бои в Украине, но и риск долгосрочной деградации боеспособности.

Вот три аспекта текущей ситуации, которые будут беспокоить российское высшее командование:

Во-первых, нехватка солдат. Путин до сих пор не отдал приказ о всеобщей мобилизации, вероятно, из-за опасений по поводу ее непопулярности, экономических последствий и ограниченных возможностей для обучения тех, у кого нет боевого опыта. Вместо этого российская армия изо всех сил старается набирать новобранцев везде, где их можно найти. Заманивают на службу ветеранов прошлых военных кампаний, призывников и нищую молодежь обещаниями хорошей оплаты. В сети уже выкладывают фотографии пожилых мужчин в форме, которые проходят подготовку, есть сообщения о вывезенных из колоний заключенных. Но истории тех, кто вернулся из Украины, достаточно мрачны для новобранцев, и немногие из тех, у кого контракт заканчивается, захотят его продлить. Поступают регулярные сообщения о том, что целые подразделения отказываются ехать в Украину.

Во-вторых, некачественное снаряжение. Разведданные из открытых источников оценивают совокупные потери техники (уничтоженной, поврежденной, брошенной или захваченной) в 4658 единиц, в том числе более 850 танков. Отсутствие компонентов, в том числе микрочипов, вызывает трудности с большей частью их оборонного производства. В настоящее время возникают проблемы с ремонтом поврежденной техники, подготовкой к вводу в эксплуатацию техники, снятой с хранения, а также изготовлением новой. У старой техники отсутствует высокоточная система наведения, из-за чего ракетные удары неточны.

Есть предположения, что ракеты С-300 «земля-воздух» используются как «земля-земля», из-за этого они не попадают в намеченную цель. Также они дорогостоящие. Даже с артиллерийскими снарядами, запасы которых у россиян огромны и которые до сих пор были необходимы во всех их операциях, проблемы. Интенсивность их использования привела к тому, что эти запасы истощились быстрее, чем их можно было восполнить. Сейчас эта проблема усугубляется ударами РСЗО HIMARS по их складам с боеприпасами.

В-третьих, начинает сказываться точность украинских систем, особенно при атаках на эти склады боеприпасов. Теперь, когда у украинцев есть в наличии американские HIMARS, можно проводить точные атаки на расстоянии более 60 км. Удары осуществляются в соответствии с продуманной стратегией, из-за чего России крайне сложно управлять дальнейшим продвижением войск. Возникают серьезные проблемы для российской логистики, которая и без того медленна и неэффективна.

Цепочки поставок управляемы до тех пор, пока российские войска могут сражаться вблизи железнодорожных станций, но по мере того, как логистические хабы перемещаются ближе к границе, где боекомплекты должны вручную загружаться на грузовики, они становятся все более уязвимыми. Российский террорист Игорь Гиркин жаловался, что неспособность замаскировать, защитить или принять «основные меры безопасности» в отношении этих объектов — «выдающаяся небрежность» со стороны командиров.

Еще один военный блогер из так называемой «ЛНР», Бойцовый Кот Мурз пишет: «Я знаю, что нашей армией руководит толпа необучаемых дураков … Несмотря на отсутствие какой-либо военной тайны вокруг поставок Украине современной иностранной дальнобойной артиллерии и РСЗО, продолжить концентрировать артиллерийские боеприпасы на крупных, не приспособленных к их хранению, промышленных объектах в зоне уверенной досягаемости вражеских ракет и артиллерии. Потерять один за другим все эти склады. Как следствие — потерять возможность нормально наступать хотя бы так, как наступали до этого. Создать на ровном месте дикий „снарядный голод“ в условиях, когда противник как раз получил и освоил новые иностранные артсистемы и РСЗО».

Воздействие этих атак на основной потенциал России будет ощущаться, когда Украина попытается вернуть себе Херсонскую область, регион, жизненно важный для ее экономического благополучия. Он уже давно определен как перспективный район для контрнаступления, хотя это и не самая легкая местность. Украинские власти призывают жителей оккупированных территорий покинуть регион, а тех, кто не может, «подготовиться к боевым действиям, искать укрытия, запасаться водой и едой».

За действиями ВСУ в предстоящих боях будут внимательно следить, чтобы убедиться, что они смогут перехватить инициативу на следующем этапе войны. А российским командирам тогда придется сконцентрироваться на обороне Херсона, а не на дальнейших наступлениях в Донецкой области.

Но широко бытует мнение, что Путин слишком упрям и намерен до конца не признавать, что война проиграна, и что у такого могущественного государства, как Россия, всегда есть резерв, с помощью которого можно переломить ход любой битвы. Эти предположения не нужно сбрасывать со счетов.

Пауза в российском наступлении объясняется тем, что нужно восстановить силы после наступления на Луганщине. Кроме того, российские войска продолжают обстреливать украинские позиции, по-видимому, с целью сдержать наступательную инициативу противника.

Но лучше было бы, если бы военный истеблишмент России реально оценил свои силы.

Перед ВСУ стоит одна задача — защитить родину. Они заряжены и мотивированы на это по полной. И напротив, перед ВС РФ стоит множество задач. У РФ общая граница с рядом стран НАТО, которые теперь считаются крайне враждебными, и длина этой границы, за счет Швеции и Финляндии, увеличилась. У ВС РФ есть подразделения в Приднестровье и оккупированных частях Грузии, есть миротворческий контингент в Нагорном Карабахе, есть в Сирии — для поддержки режима Башара Асада, есть ЧВК Вагнера, которая сыграла огромную роль в боевых действиях в Украине.

В последних войнах, вплоть до этой, российская армия хорошо служила Путину. Активизация и модернизация армии была отличительной чертой его правления и, в значительной степени, является символом российского государства. Эти войны были промо-акцией российской военной промышленности, клиенты которой, возможно, сейчас немного озабочены тем, что не все системы работают так, как их рекламировали.

В этой войне все намного сложнее. Российская военная машина понесла тяжелые потери от якобы менее развитого государства. Ее способность к восстановлению, по крайней мере в краткосрочной перспективе, ограничена. Даже в лучшем случае (с их точки зрения), они должны будут предоставить войска для оккупационной армии, которая в течение неопределенного времени будет подвергаться преследованиям и нападениям.

Они все еще смогут найти способы продвижения вперед и уцепиться за Украину. Но если наступит время, когда все изменится и отступления станут обычным делом, то верховному командованию придется спросить, какие потери приемлемы для поддержания чести Путина и чести армии РФ, и сколько еще всего нужно будет положить за Донбасс. Конечно, что бы ни случилось в этой войне, у России все равно будет большая военная мощь, и она останется ядерной державой, но в худшем случае ее армия будет состоять в основном из истощенных и деморализованных единиц с устаревшим оборудованием, которое они не смогут заменить в течение следующих нескольких лет.

Российские военные продемонстрировали, что они готовы уйти с осажденных позиций. Через месяц после нападения на Украину они уже отказались от Киева, и совсем недавно покинули остров Змеиный. И в том, и в другом случаях, российское командование объяснило свои действия «жестом доброй воли». Отказ от всей Украины был бы гораздо более значительным шагом, и, несомненно, этому будут сопротивляться до тех пор, пока это возможно. Они могут даже надеяться на то, что вывод войск может быть организован с некоторым достоинством в рамках урегулирования путем переговоров.

Угроза институту российской армии заключается в том, что Путин поставил Украину перед другим вызовом. Украинцам не нужно думать о том, как выдавить российские силы обратно к их собственной границе, хотя и произвести определенные усилия, нацеленные на это, потребуется. ВСУ нужно сосредоточиться на продолжении подрыва возможностей и репутации российских вооруженных сил и, следовательно, их роли в российском государстве.

Поделиться: