Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

88880

Group122

2914

Vector

280

Vector (1)

5872

Vector (2)

16

Начало конца для Путина?

Путин поставил свое политическое выживание на «победу» над Украиной и Западом

Фантасмагорическая церемония Владимира Путина, формализующая аннексию Россией 15% территории Украины, в очередной раз обнажила зияющую пропасть между триумфализмом Кремля и реальностью.

Не говоря уже о том, что российские войска даже не полностью контролировали территории, над которыми Путин «водрузил» российский флаг. Не говоря уже о том, что российские «референдумы» были явной фальсификацией — голосование часто проводилось под дулом пистолета. Не говоря уже о том, что к настоящему времени Россию покинуло больше людей, чем те 300 тыс. призванных в рамках «частичной мобилизации» ради спасения ослабевающих военных усилий Путина. И не важно, что российские войска отступают из многих вновь «приобретенных» земель, а ключевой город Лиман Украина освободила менее чем через 24 часа после объявления о его аннексии.

Реальная подоплека этой последней мелодраматической речи Путина в том, что он однозначно поставил свое политическое выживание на «победу» над Украиной и Западом.

Важно отметить, что в настоящее время появились определенные признаки того, что его власть начинает ослабевать, даже если до финала Путина еще далеко. О чем идет речь?

Экзистенциальные кризисы порождают внутренние кризисы

Диктаторы часто приближают окончание своей власти, непреднамеренно перегибая палку. Так же и новая уязвимость Путина проистекает из его собственного выбора. Одержимый оставлением следа в истории, который, по его мнению, заключается в присоединении к России ее «исторических земель», и преисполненный решимости обвинить Запад как глобальное воплощение морального упадка, Путин создал свою собственную экзистенциальную угрозу.

При этом его вторжение в Украину стало полной катастрофой. Конвенциональные военные силы РФ оказались химерой: плохо обученные, плохо управляемые, безнадежно коррумпированные и часто плохо оснащенные.

То, что преподносилось как славные русские победы, превратилось в досадное отступление, вынуждая кремлевских пропагандистов одновременно пытаться потушить пожар в сразу нескольких местах. Но представление поражений как временных неудач работает до поры до времени. И поиск других виновных, от ложных заговоров о силах НАТО, воюющих на стороне украинцев, до критики командиров на местах за провал России, тоже временное решение.

В конце концов станет совершенно очевидно, что единственный человек, которого нельзя критиковать — Владимир Путин — в конечном итоге ответственен за весь этот хаос.

Косвенно это уже происходит. Маргарита Симоньян, главная фанатка Путина в жестко контролируемой российской медиасреде, внезапно отмежевалась от политики, повторяя в Твиттере, «я не власть, я точно такая же часть общества, маленькая частичка … Это они (политики, генералы) принимают эти решения, я не буду их оправдывать».

Когда преданные рупоры пытаются выглядеть беспристрастными, диктаторам пора обеспокоиться.

Путин вынужден покинуть политический центр и ушел вправо

Загадка Путина и путинизма в том, что он никогда по-настоящему не предлагал России руководящего принципа, несмотря на то, что фактически является лидером-долгожителем при власти (дольше его правил только Сталин). Он стремился избегать отождествления с определенной идеологической позицией и даже не является членом Единой России, партии, созданной для представления его интересов в Госдуме.

Вместо этого Путин руководил централизованным авторитарным правительством, играя в «разделяй и властвуй» с различными кремлевскими кликами и возвышая друзей и приспешников, а также время от времени совершая среди них чистки. В России в самом деле существует система бюрократического торга между силовыми министерствами и влиятельными лицами, которая не совсем чужда тому, что мы наблюдаем на Западе.

Но в путинской России сила вертикали власти означает, что основные споры вокруг политики не опосредованы дискуссиями, дебатами или другими выражениями предпочтений. Скорее, они определяются волей одного человека.

Это сослужило Путину хорошую службу в прошлом. Он подавал себя как политического «центриста», чей выбор смягчает экстремизм ультранационалистов и коммунистов, и держался в стороне от мелкого политиканства. Но теперь неудачи на поле боя потребовали от него склониться к крайне правым. Эта сторона российской политики никогда полностью не поддерживала Путина, хотя она по-прежнему обязана ему сохранением политического влияния. Ультранационалисты слабо поддерживаются населением, и многие из ее лидеров воспринимаются скептически.

Поэтому Путин делает ставку на свою способность увлечь за собой народные настроения. Правда, фальшивая демократия в России гарантирует, что его не снимут на выборах, а охота к общественным протестам остается низкой. Но теперь ожидается, что он предпримет действия еще более непопулярные, чем неудачная частичная мобилизация.

Критики его Генштаба, такие как лидер Чечни Рамзан Кадыров, уже призвали Путина объявить военное положение в приграничных районах России и использовать против Украины тактическое ядерное оружие. Это не только ускорит военное поражение России, но и еще больше ослабит Путина внутри страны.

Быть козлом отпущения непросто перед лицом коллективного провала

В прошлом Путину все сходило с рук. Военные, службы безопасности и различные разжалованные олигархи в какой-то момент ощутили на себе гнев Путина.

Но неудачи России в Украине не могут быть навешены на нескольких плохих генералов или списаны на неверную информацию Службы внешней разведки России. Неудачи являются системными, вскрывающими недостатки в российском стратегическом мышлении, военном планировании, экономическом управлении, анализе разведки и политическом руководстве.

Чем больше неудач, тем менее разумным становится избирательное назначение Путиным козлов отпущения. Он быстро меняет военачальников, и как говорят, лично отдает приказы командирам на местах, в том числе запрещает им отступать и перегруппировываться.

Оценки разведки, уверенно утверждающие, что украинцы будут с цветами встречать российских оккупантов, основывались на собственном прочтении ситуации Путиным, озвученном летом 2021 года в статье «Об историческом единстве русского и украинского народов», в которой украинцы изображались не более чем заблудшими русскими. Была излишняя самоуверенность Москвы в Фонде национального благосостояния, которого оказалось недостаточно, чтобы оградить жизненно важные сферы российской экономики от западных санкций.

А вера Путина в то, что Запад падет ниц перед российскими энергоносителями, используемые им как оружие, только укрепила его решимость к войне.

Конечно, все это не означает, что Путин завтра будет свергнут. Он сохраняет широкий и глубокий контроль над населением России и над элитами, которым он позволяет служить себе. Но его ревностные проекции силы противоречат его растущей уязвимости. Мобилизуя свое население на войну в Украине, Путин нарушил свой негласный договор с народом. И, пытаясь полностью переложить вину за неудачу на своих подчиненных, он впервые создал стимул для элиты объединиться против него.

Чтобы наглядно увидеть, насколько политическая фортуна уходит от Путина, нам достаточно взглянуть на президента Украины Владимира Зеленского. Пережив в феврале попытку свержения Россией, Зеленский теперь открыто призывает к смене режима в России.

На требование Путина о возвращении Украины за стол переговоров, Зеленский твердо сказал, что он «не будет вести никаких переговоров с Россией, пока Путин является президентом Российской Федерации. Мы будем вести переговоры с новым президентом».

Конец Владимира Путина? Он может наступить быстрее, чем вы думаете.

Поделиться: