Потери ВС РФ на войне в Украине

Group12

59080

Group122

2338

Vector

264

Vector (1)

4932

Vector (2)

15

Единственная надежда России. В чем заключается стратегия Путина

Путин, стремясь сломить единство Запада, топит российскую экономику

На полях сражений Донбасса российские войска все еще нацелены продвигаться вперед, однако на глобальной арене конфронтации с коллективным Западом Россия продолжает терять позиции. На прошлой неделе ряд тяжелых ударов сокрушил российские оборонительные геополитические позиции, а попытки Москвы нанести контрудары лишь усугубили нанесенный ущерб.

Первым крупным ударом для России стало взятое на себя G7 обязательство поддерживать Украину в ее борьбе с российской агрессией «столько, сколько потребуется». Некоторые российские эксперты продолжали утверждать, что этот саммит в Баварских Альпах не принес практических результатов. Однако западные лидеры после Альп отправились в Мадрид на саммит НАТО, и там, конечно, практические результаты не заставили себя долго ждать. Здесь даже провластные московские аналитические центры отметили беспрецедентный уровень солидарности Запада, поддерживаемый и ведомый США.

Единственная надежда большой стратегии России — на то, что это единство окажется недолгим и, по мере того, как будет усиливаться усталость от войны на истощение в Украине, разрушится. Официальные российские СМИ стремятся преувеличить политические разногласия в Болгарии, вызванные решением правительства о высылке 70 российских дипломатов. Тем временем МИД России выступил с резким демаршем против решения Норвегии не выдавать разрешение на перевозку товаров на полярный архипелаг Шпицберген российской горнодобывающей компании.

Самые громкие требования Москвы и даже угрозы были сформулированы с целью заставить Литву снять ограничения на железнодорожный транзит запрещенных товаров в Калининград. Такая «блокада» — часть реализации пакета санкций, одобренных ЕС, но российские чиновники обвинили Литву в слишком жестком исполнении коллективного решения. Спекуляция была сосредоточена на предполагаемой озабоченности в Германии по поводу этого преднамеренно усиливающегося кризиса, но трудно скрыть тот простой факт, что у России нет эффективных рычагов для поддержки этого режиссированного шума.

Все эти маневры и позерство приносят скудные результаты, и даже французский президент Эммануэль Макрон, очевидно, не видит смысла в продолжении своих телефонных разговоров с президентом Владимиром Путиным. В свою очередь, российский лидер, по-видимому, считает, что эскалация экономических проблем может нарушить солидарность ЕС, поэтому он нацеливает сокращение поставок природного газа на конкретных европейских потребителей — например, наказывая Италию 15-% падением объемов.

ЕС ранее утвердил долгосрочный план по минимизации зависимости своих членов от импорта российских энергоносителей. Но Путин решил опередить этот график, и эксплуатирует каждую уязвимость до того, как западные потребители России будут готовы диверсифицироваться. Этот упреждающий шаг вызывает резкие сбои в российской энергетической отрасли, и Газпром удивил своих акционеров, решив не выплачивать дивиденды в этом году, приняв падение рыночной стоимости компании как неизбежное.

Этот газовый шантаж направлен не только на Европу, но и на азиатские рынки, особенно на Японию, где ниша России небольшая, но все же важна. В конце июня Путин подписал указ о фактической национализации проекта Сахалин-2. Хотя Shell была готова выйти из него, японские акционеры Mitsui и Mitsubishi фактически планировали остаться. Теперь им, возможно, придется согласиться на новые условия, продиктованные Кремлем, но их дальнейшее присутствие вряд ли изменит негласное решение России направлять большую часть сжиженного природного газа из этого хорошо функционирующего проекта в Китай, а не в Японию. Прибыль упадет, но для Москвы важен своевременный жест доброй воли своему стратегическому партнеру, который выразил раздражение по поводу новой стратегической концепции НАТО, в которой силовая политика Китая определяется как вызов безопасности.

Пекин предоставляет взвешенную, но важную политическую поддержку конфронтации России с Западом. И при этом — никакой экономической. Китайские бизнес-гиганты, такие как Huawei и Lenovo, по-тихому сворачивают свою деятельность в России. Этот уход тщательно скрывается, а публикация экономических данных становится все более ограниченной. Тем не менее, одна из цифр, поразивших аналитиков на прошлой неделе, — снижение производства автомобилей на 96,7%, — означает, что российская автомобильная промышленность фактически прекратила функционировать. Безработица по-прежнему остается скрытой, но распад многих производственно-сбытовых цепочек разрушает ключевые отрасли, а также розничную торговлю, где исчезновение многочисленных западных брендов приносит возрождение «челночной торговли», напоминающей «серую» экономику 1990-х годов.

Чтобы сбои не парализовали важнейшие предприятия ОПК, правительство РФ подготовило пакет законодательных актов, обязывающих все хозсубъекты выполнять заказы, связанные с проведением российской «специальной операции» в Украине, с ценами и графиками, установленными государственными органами. Парламент примет этот закон без промедления, но эффективность этой де-факто экономической мобилизации остается сомнительной, поскольку строгие приказы министерств не могут быть выполнены, когда ключевые технологии или запасные части для промышленного оборудования недоступны.

Все попытки усугубить экономические трудности, которые, как предполагает Путин, подорвут единство Запада, неизбежно обернутся против России, сократив ее нефтедоходы и крайне необходимый импорт. Путин не может полагаться ни на бизнес-лобби в Германии и Франции, так как их инвестиции в Россию переводятся в категорию «чистых убытков» бюджета, ни на многочисленные трансграничные каналы для экспорта коррупции, которые пресечены Западом и расследуются с небывалым пристрастием. Его «послания» западным коллегам все чаще принимают форму ракетных ударов по многоквартирным домам и торговым центрам в Николаеве, Одессе или Кременчуге.

Повторяющиеся ужасы этих военных преступлений лишь укрепляют в трансатлантическом сообществе вывод о том, что российскую агрессию сдержать нельзя, а лишь только подавить. Российская военная машина серьезно пострадала от удара о стену украинского сопротивления, но именно Запад должен убедиться в том, что она не подлежит ремонту.

Поделиться: